Перейти к содержимому






Фотография

Кошае – в гостях у королей

Написано lenny , 26 Февраль 2012 · 751 Просмотров

микронезия
Советский географический словарь 1988 года сообщает о Микронезии в несколько строк, называя остров на который мы пришли Кусайс, иностранцы произносят Косрае, а местные Кошае. Я думаю что местные произносят правильнее. Второе официальное название острова, выбитое на номерных знаках машин «Остров спящей женщины». Действительно если посмотреть на очертания гор можно увидеть распущенные волосы, тонкий профиль вздыбленные в небо груди, сложенные на животе руки и раскинутые в стороны ноги. Легенда говорит что прекрасная девушка играла с дельфином, привела его в бухту и заснула или умерла. Посей день местные мужчины предпочитают любоваться «спящей женщиной» рассуждая о ее настроении, ее прекрасной груди и прочих интимностях, вызывая заслуженную ревность своих жен
. Старики говорят, что с незапамятных времен только в одном месте далеко в горах можно раздобыть глину для покраски каноэ в красный цвет. На островке Лелу, напоминающем форму дельфина сохранились руины резиденции королей построенной в 14 веке. Король (Токосра) и его 20 главенствующих лордов (Мветлиум) жили на Лелу и имели во владении все земли. 50 лордов низшей ступени (Мветсуксук) жили на главном острове вместе с народом (Мветстрисрик) который исчислялся 7000 человек. Землей низшие лорды не владели, а обладали лишь властью, контролировали работы, определяли стоимость раковин являющихся денежной единицей. Архитектурный ансамбль королевского дворца созвучен по строению с известными руинами дворца «Нан Мадол» расположенными в 300 милях от Кошае на острове Помпей. Несмотря на то что время сильно разрушило древнее строение, его масштабы и величие поразили нас. В последние 150 лет несколько немецких и японских археологических экспедиций пытались расчистить и восстановить план дворца. Некоторые фрагменты дворца сохранили высоту стен сложенных из пирамидальных базальтовых колонн на 6 метров. Сохранились каналы для каноэ, доставляющих на королевский остров базальтовые блоки и провизию. До сих пор остается загадкой кто создал эти дворцы. Прекрасно сохранилась улица, выложенная из плоских кораллов ведущая к ритуальной площади. Площадь в 40 метров состоит их хорошо подогнанных базальтовых камней, над которыми возвышается плоский базальтовый камень размером с обеденный стол. Во время кава – церемоний на этот камень усаживали девственницу. Два крепких парня над ее головой выкручивали раздробленные корни кавы. Мутная жидкость выдавленная из корней кавы текла по волосам девушки обнаженному телу и собиралась в небольшое углубление на краю камня. Из углубления скорлупой кокосового ореха ритуальный напиток зачерпывали и подносили королю. Ритуальный напиток называли «голосом бога» и через несколько часов церемонии неподвижно сидящий король начинал вещать приближенным «послание богов». По окончании церемонии король забирал девственность девушки.

Кава до сих пор в большинстве тихоокеанских островов является ритуальным напитком. Но кава- церемонии уже не столь экзотичны. На Кошае, единственном пожалуй тихоокеанском острове каве предпочитают алкоголь. Миссионеры, прибывшие на остров в 1825 году принесли христианство и провозгласили каву не богоугодным напитком, а вот алкоголь принесенный китобоями укоренился на острове, и потребляют его много, до состояния «лицом в салат», кроме одного для в неделю – воскресенье. Этот день посвящают Богу. Этот день островитяне проводят в церкви. Почти все мужчины и женщины поют в церковном хоре. В период до моторных парусных путешествий китобои при попутных ветрах заходили в бухту Лелу и на 3 месяца оказывались в ловушке. Потому что период с января по март называют сезоном высоких волн. Волны достигают 4-5 метров. За ритуальной площадью строго симметрично с двух сторон располагались четыре пирамиды в которых хоронили королей. Две из них хорошо сохранились, а дальние поглотил дождевой лес. Каждая пирамида была обнесена каменной стеной, а за ней второй на порядок выше, снаружи пирамиды походили на холмы сложенные из кораллов и базальта. Внутренняя часть пирамиды представляла собой большое прямоугольного отверстие с идеально подогнанными, например поленницы базальтовыми колоннами призматической формы. Умершего короля заворачивали в тонкий цветной панданусовый мат предназначенный для погркофейных церемоний и опускали в углубление внутри пирамиды, до определенного времени. До сих пор многие народы тихого океана сохранили традиции плетения различных панданусовых матов: свадебный, вдовий, девичий, погркофейный.
На Тонга, небольшой плетеный мат, обернутый вокруг пояса является обязательной школьной униформой, а в церковь мужчины и женщины одевают поверх черных одежд большой мат, поднимающийся под самую грудь и опускающийся до щиколоток. Женщины опоясываются красным шарфом, а мужчины ажурным изящным плетением с раковинами на кончиках тесемок. Но вернусь к королям Лелу дворца. На вышеописанном погркофейный ритуал не заканчивался. Через определенное время кода плоть сгнивала или иссыхала, не знаю точно, кости изымались из пирамиды и на каноэ отвозились на край рифа к месту называемом «голубая дыра». О голубых дырах в разных частях света написано много невероятных историй. Жители острова Кошае верили в то что « голубая дыра» затягивает и уносит к центру земли для встречи с богами или предками умерших королей острова Лелу. На многих островах Микронезии до сих пор сохранились династии королей. Но на острове Кошае в 1957 году король женившись на американке, и прожив некоторое время в Бостоне, решил завершить королевскую династию, провозгласив себя последним королем. Королевская власть закончилась на Кошае, но наследники потерявшие титулы остались. Они, как и отпрыски 20 верховных лордов продолжают населять аристократический островок Лелу. Теперь они простые рыбаки, учителя, фермеры. Несмотря что на то, что США серьезно помогают Микронезии, вливая более 60 процентов всего денежного оборота страны в виде дотаций, островитяне ведут довольно простой и скромный образ жизни. Дома без изысков, без мебели, на панданусовом мате спят вповалку под дверью. Готовят на керосине или открытом огне. Единственно что сильно контрастирует, создавая впечатление благополучной бесхозяйственности, это обилие очень хороших машин. Почти у каждого дома от 3-6 почти новеньких, но стоящих на приколе машин. Мне даже подумалось, что островитяне проткнув колесо не затрудняют себя его заменой, а просто покупают новую машину. На самом деле все оказалось немного иначе. Машины в основном привозят из Японии и хороший джип или микроавтобус 3 летней старости обходиться в 2-3 тысячи долларов, а вот доставка запчастей иногда превышает стоимость новой машины. Поэтому у каждого дома со временем накапливается небольшой автопарк.
Мы оставляли нашу лодку возле рыбного рынка семьи Секияса, который очень гордился своим библейским именем, звучащим на русском языке как Захария. Почти каждый вечер на его пирсе под ржавым навесом среди огромных холодильников собирались члены большой семьи рыбака. Не только их имена, но и лица я вряд ли могла запомнить. Они приезжали с разных концов острова. Приходили попить водки и поговорить о «спящей женщине» и частенько приходили два лучших друга Секияса. Как оказалось один из них прямой потомок короля по материнской линии и если бы не опрометчивый поступок его деда, он бы был сейчас королем острова Кошае. Второй друг тоже прямой потомок королевского рода, но по мужской линии, и он тоже мог бы претендовать на трон. Да и сам Секияс тоже королевских кровей. Так вечерами в компании королей мы пили вино и ели рыбу из плетенных из пальмовых листьев тарелок, слушали легенды о королях и истории о сокровищах пирата Вулли Хейтса зарытых на острове (первоначально мы провели нить с Билл Гейтсом, но как выяснилось они даже не родственники). Кратенько о пирате. Вулли Хейтс промышлял пиратством в северной и южной частях Тихого океана. Не брезговал торговлей живым товаром. Он хорошо знал эти воды, и о ловушке бухты Лелу, поэтому привел свое судно в южную бухту Утве. Бухта Утве не была защищена от южных ветров, но зато в нее легко можно было зайти, а потом и выйти. Когда он привел свое судно в бухту, там уже стояли 4 китобойных судна. Вулли занял невыгодную, близко от рифа позицию. Приближалась большая черная туча, надвигался шторм. Погрузив людей и товары в шлюпки, пират вывез все самое ценное на берег. Во время шторма судно выкинуло на рифы и затопило. Так Вулли Хейтс стал пленником острова Кошае. Он пил буянил и дрался вызывая на дуэль капитанов китобойных судов, но те на рассвете подняв якорь благоразумно испарялись, не связываясь с пиратом. Через некоторое время Вулли удалось покинуть остров, и добравшись с попутным судном до Самоа он снова снарядил корабль направляя его к берегам Кошае. Но пирату не удалось вернуться на остров, по путь он был убит собственным коком, не выдерживавшим издевательств и злобного нрава капитана. Если пират хотел вернуться на остров, значит у него была какая-то цель. Так родились слухи о трех зарытых кладах, которые столетиями пытаются отыскать. Говорят, что один сундук удалось найти японскому менеджеру управляющему строительством аэропорта. Он неожиданно бросил работу и уехал в Японию, где почти сразу сказочно разбогател. Хотя судно Вулли затонуло не на очень большой глубине его невозможно увидеть. Коралл почти полностью покрыл остатки судна, как утверждают драйверы. Одному микронезийцу из Утве посчастливилось, двигаясь на каноэ разглядеть на глубине мерцающее золотое свечение. Он решил на следующий день с маской отправить к этому месту. Ночью во сне к нему пришли люди, брызгая в лицо соленой водой, а на утро микронезиец даже примерно не мог вспомнить место своего открытия. Вооружившись металлоискателем мы направилась в бухту Утве, находящуюся на южной части острова. Нас подвезли к месту и указали где затонуло судно пирата. Все высказывали свои догадки, где бы пират мог спрятать золото. Сев в каноэ с двумя гребцами Саша направился к маленькому острову находящемуся в 0.5 мили от берега. Металлоискателем он зондировал утопающие в вязкой грязи мангровые заросли. Полоску пляжа заваленного современным мусором: пластиковые бутылки, жестяные банки из-под кока-колы, флакончики из-под дезодоранта. Думаю, что мне обязательно нужно рассказать что цивилизация с ее одноразовой посудой, легкой и не гниющей, с ее пластиковой продукцией, чудовищно изуродовали девственные острова Тихого и Атлантического океанов. Рассказать о бесконечных вереницах мусора, которые тянут течения на тысячи миль в океане. Мы стояли у острова Святого Духа в архипелаге Жемчужных остовов в Панаме. Ежедневно собирали на необитаемом острове принесенный приливами пластиковый мусор. Собирали его в строительные корзины и сжигали. На следующий день приливом пляж с золотым песком снова был усыпан отработанным человеком мусором: флаконы из под шампуня, ведра, бамперы от машины, шлепанцы… в океане и на девственных островах. Нам всем нужно задуматься и пощадить нашу планету. Поверьте это горькое зрелище. Но вернемся к поиску сокровищ. Время которым мы располагали не позволяло провести серьезные исследования, но мы все-таки попытались собрать информацию для тех кто будет упорнее и надеюсь удачливее нас охотникам за сокровищами. Стоянка на земле принесла новые заботы. Все три паруса нуждались в ремонте, нужно было заново выставлять мотор, к тому же блок наших основных батарей показал, что они свое отслужили. Компьютер захватили вирусы, которые мы не могли вытравить из-за дорого и слабого интернета. Кроме того нас регулярно приглашали на вечеринки, радикально отличающиеся от привычных нашей культуре. Целый день женщины чистили и готовили и только через час после заката, помолившись, приступали к трапезе. На столе накрытым листом банана стояли нехитрые угощения: жареная рыба, плоды хлебного дерева, банановые чипсы, сырая рыба. Сладости изготовленные из корней таро подавали на большом деревянном блюде, формой и размерами величиной с маленькую лодку. На изготовление сладостей из таро уходило несколько часов. Каждый из гостей подходил к столу с плетеной из пальмового листа тарелкой и отходил в сторону, ели руками. Честь открытия вечеринки как обычно была привилегией гостей. Самое оживленное общение происходило на пирсе Секияса, только старшие мужчины и потомки королей удосуживались права вести беседу с белыми гостями. Мужчины нашего возраста лишь издалека поглядывали прислушиваясь к разговору. Неподдельно искренний интерес Александра к истории острова вызвал уважение собеседников. И они с удовольствием отвечали на его вопросы, так на одной из вечеринок появился единственный не член семьи Секияса маленький пожилой японец Ямата сан (75 лет). Он наравне со всеми пил и курил и свободно сидел в позе лотос. Саша обратился с вопросами к японцу, потому что вот уже несколько дней мы исследовали японские пещеры и туннели, нарытые в разных частях острова. Они были вырыты во время 2 мировой войны , одни для маскировки орудия, другие как укрытие от бомбежки, третьи просторные переходящие в галереи находились высоко в горах. Идти до тех мест нужно было 5 часов по обрывистым и опасным тропкам. На островке рядом с Лелу бухтой Саша обнаружил несколько пещер, о существовании которых из местных никто не слышал. В 1825 году первые миссионеры купили у короля этот остров за кусок красной материи и топор. До первой мировой войны на Кошае господствовали немцы, в 1914 году японцы отправили на остров фермеров, а позже 7 тысячную армию, отобрав остров у немцев к началу первой мировой войны. Количество японцев на острове равнялось количеству местных жителей. Как ни странно не сокровища пирата Вулли Хейтса не давали покоя Александру, уже несколько ночей подряд ему снились японцы. Несмотря на обильное количество выпитого вина, речь японца была четкой и грамотной. Он с удовольствием рассказывал о религии и культуре японцев. Четко отвечал на вопросы Александра. Тогда Саша задал свой сокровенный вопрос о самурайских мечах. Японец рассказ о традициях самураев в служении императору, и о том что самураев больше не существует. И неожиданно для нас поделился информацией, о которой раньше молчал. Самурайский меч реликвия в японской семье. Иногда его предавали с 14 века от воина к воину уходящему на войну. Выживший воин не мог вернуться домой бес семейного меча, должен был сделать харакири. Когда японская армия капитулировала, военнопленные должны были сдать оружие победителю. Но японцы, сдав огнестрельное оружие, предпочли выбросить в море самурайские мечи. Но не все. Не которые под страхом расстрела закопали свои самурайские мечи в дождевом лесу Кошае. И около 10 лет назад на остров приезжал японец которого встретил Ямата сан, бывший солдат, воевавший на острове во время 2 мировой войны. Он стоял на пороге смерти. Его живот кровоточил он перенесенных многочисленных операций. Спустя несколько десятков ел перед смертью он приехал на остров забрать семейную реликвию. Для японцев она бесценна, за нее могут отдать все состояние семьи. Может быть миллион. Его состояние здоровья не позволило подняться в горы, но он рассказал Ямата сан что зарыл свой меч обернув промасленную бумагу недалеко от места называемого «хед квотер». Также, он сказал, поступили еще 15 японских воинов. Смогли ли они позже забрать свои мечи он не знал. Свой меч японец забрать не смог. Позже он еще пару раз из Японии звонил Ямата сан. Но видимо уже умер. Знание нашего английского не позволили понять что означает «хед квотер» тогда Ямата сан подробно объяснил, что это небольшая бетонная площадка на вершине холма, в месте дислокации японской армии, с нее генерал давал свои команды и возможно поднимали флаг. Сам он никогда в тех местах не был, и все говорил со слов японца. Отыскать бетонную площадку второй мировой войны в дождевом лесу Саше показалось весьма возможным даже спустя 65 лет, лес не смог бы поглотить полностью бетон. На следующий день мы отправились в гости к Ямата сан жившему в доме мера в нескольких домах от дома Секияса, чтобы поговорить с ним на трезвую голову.
Анжелика Плахова

  • 0


Яндекс.Метрика Откуда к нам заглядывают